четверг, 27 сентября 2018 г.

«Небесный кулак» Липай Тайцзи






Схема четырех образов небесного диска
Кулак небесного диска (Тяньпаньцюань, 天盘拳) - это «Кулак семи звезд следования намерению» (Цисин жуи цюань, 七星如意拳), который полностью называется «Кулак семи звезд чудесных превращений следования намерению» (Цисин мяохуа жуи цюань, 七星妙化如意拳) или «Кулак сокровенного механизма чудесных образов следования намерению» (Сюаньцзи мяосян жуи цюань, 玄机妙象如意拳).Небесный диск находится в Небе и поэтому зовется сокровенным (сюань). Он соответствует Небу и через звезды объясняется его таинственность. Семь звезд – это семь звезд северного ковша.Тяньпаньцюань основан на принципе внутренних изменений кулака человеческого и земного дисков (жэньпаньцюань и дипаньцюань). Через опоясывание семи звезд северного ковша и вращение Полярной звезды, которые вместе соответствуют перемещению по 28-ми созвездиям, подтверждается природный небесный механизм восприятия Землей, находящейся в непрерывном обращении, энергии пространства и времени, а также механизм формирования четырех образов (сысян) и временных изменений.
Вместе с тем с помощью этого показывается чудесный принцип изменения Инь и Ян всего живого, единства кулачного метода и культуры Тайцзи. Кулак человеческого диска (Жэньпаньцюань) соответствует человеческому изначальному (жэнь юань, 人元), , кулак земного диска (Дипаньцюань) соотносится с принципом Земли (ди ли, 地理), кулак же небесного диска связан с небесными письменами (или астрономией, тяньвэнь, 天文). Отсюда в ЛипайТайцзицюань непременно надо соединяться с Небом, Землей и Человеком (в Липай за Дао-путь или метод принимается модель «соединения в одно Неба и человека» и «соединение в одно человека и Неба»[1]). Известный мастер Липай Господин Чжан Шаотан и его ученик Ду Цзыюй в своей книге, посвященной Тяньпаньцюань, выделяют: «Древние люди Полярную звезду принимали за небесный центр или небесное сердце (тянь синь), круглый диск Неба составляет 360 градусов, каждые 10 градусов являются одним Тяньган (небесное тело, 天罡), что в сумме составляет 36 Тяньган. Полярная звезда и северный ковш в сумме дают 8 звезд, прибавляя 28 созвездий, получается 36 небесных тел. Тяньпаньцюань (Цисин жуи цюань) имеет 36 положений - как перекликается с 36-ю Тяньган, так и соединяет 36 звездных тела. Это человеческая идея или же природное совпадение? Нет! «Ган» () – это «Ган ци» (罡气). «Ганци» - это прямая (истинная) ци (чжэн ци, 正气)  четырех сторон и четырех времен. Это не что иное, как изначальная прародительская ци Цзывэй (元祖之气)[2], что является корнем рождения всех живых существ и истоком изменений сезонов года Неба и Земли. Поэтому через принцип объясняется действие. Опираясь на сокровенный механизм расположения небесных образов (круговые небеса, чжоутянь, 周天) и закон изменения четырех образов, возник изначальный природный принцип Тяньпаньцюань Ли Жуйдуна».
Схема небесного диска, сделанная Учителем Чжан Шаотаном

Можно сказать, что он установил закон, руководствуясь своими познаниями, стремлениями и смелым исследованием принципа соединения человека и Неба. Это мировоззрение о макрокосме «соединения в одно Неба и человека» («соединение в одно Неба и человека» является корнем, а «соединение в одно человека и Неба» является  следованием). «Закон» - это своеобразный природный образ согласия человека с Небом и Землей, взаимная опора, благоприятное существование и развитие. Как говорят: «Небесный диск и небесное сокровенное, человеку надо быть в согласии с Небом».

Тяньган относится к названию звезд – это рукоятка ковша семи звезд. Во втором томе «Записей истинного человека Бай Хайцюна[3]. Наставления Хэ Линю» сказано: «Тяньган относится ко времени (чэнь, ), знаки Чэнь(), Сюй (), Чоу () и Вэй () называются четырьмя прямыми (сычжэн), которые принадлежат почве, расположенной в центре. Поэтому называются четырьмя прямыми. Иероглиф «Ган» () состоит из знака «четыре» (сы, ) и «прямая» (чжэн, ), а время-чэнь является почвой, потому эта внутренняя работа именуется Тяньган (тяньган гун)».  В 28-м свитке «Даофа хуэйюань» (道法会元)[4]также говорится: «Тяньган, четыре прямых является Ган, истинный центр (чжэнчжун, 正中) управляющий четырьмя направлениями. Это не что иное, как мое сердце». Также он называется звездой срединного желтого (чжунхуан син, 中黄星). В 77-м свитке «Даофа хуэйюань» в «Суждениях о Тяньган» (Тяньганшо, 天罡说) также сказано: «Ган на Небе – это Иньская цзин (阴精), истинная почва (真土). Это не что иное, как истинный Ян Неба, который располагается на Небесах среди Небес и является звездой Тяньган. В действительности, он называется звездой срединного желтого (чжунхуан син), что изменяется во времени (чэнь). Тяньган в теле – это Янская цзин (阳精), истинная почва. Если сравнить её с внутренним делом, то она является лекарственным веществом (яо у, 药物), желтой свахой (хуанпо, 黄婆). Поле эликсира (даньтянь) – это желтый двор (хуантин, 黄庭), расположенный в центре внутри тела – это Тяньган ци. В действительности, она является ци срединного желтого (чжунхуан ци), что изменяется в сердце. Это отверстие – не обычное отверстие, но единый центр внутри центра, желтая ци (хуан ци) единого центра – это собственный Тяньган».
Фрагмент рукописи южной школы Даосизма
Старший внук знаменитого мастера Липай 3-го поколения Чжэн Бинчжана господин Чжэн Чжаомин и его ученик Сюэ Вэньюй отмечают: «Как раз то, что вы и сказали – Патриарх Ли Жуйдун имел обширные знания и все впитывал, понимая древность, он судил о современности. Он целиком основывался на глубоком содержании описанного в древних канонах и фундаментальном принципе, и, развив эти идеи, создал Тяньпаньцюань.  Нам надо хорошо это понять, исследовать, продолжать и развивать». 

«Цисин жуи цюань» еще называется «Сюаньцзи мяосян жуи цюань». «Сюань» (сокровенное) – это Небо, Природа, пустотная Вселенная; «цзи» (механизм) – это механизм и ось (узел) изменений Тайцзи, проявляющий небесное тело и пространство; «мяо» (чудесный, непостижимый) – проявление изменений Тайцзи; «сян» (образ) – признак и шкала закономерности небесных явлений (климатических условий); «жуи»[5] (следование намерению-И) – это отображение и изменения «духа-шэнь», а «дух» здесь означает исток всех превращений, сваха срединного согласия (чжунхэ), основа изменений Тайцзи, корень превращения тела. Эти «основа» (гэнь) и «корень» (бэнь) – одно «дух» (шэнь), а другое – «намерение» (и). У Ли Жуйдуна есть слова: «Повсюду Тайцзи, потому нет места, где не существует духа-шэнь и нет времени, когда не полагаешься на намерение-и». Однако нужно различать: «Дух относится к прежденебесному, намерение коренится в природе естества (цзыжань)».
В небесном диске (тяньпань) главенствует мягкость, поэтому «Цисин жуи цюань» относится к «гражданскому Тайцзи» (вэнь тайцзи) в системе Липай. В общем он делится на пять частей, которые соответствуют пяти звездам (планетам), пяти переходам (усин), пяти сторонам, тайно согласуясь с принципом «жемчужной нити трех пятерок»[6]. Первая часть – это центр и почва, вверху перекликается с полярной звездой и северным ковшом. Остальные четыре части соотносятся с Востоком, Югом, Западом и Севером, соответствуя четырем образам (сысян) круговых небес (чжоутянь) – весне, лету, осени и зиме, а также 28-ми созвездиям. Тяньпаньцюань носит название «Небесный кулак» (тяньцюань), его отличительной особенностью является то, что часто кулачные таолу (или методы наработки -гунфа) тренируются в верхнем диске (шанпань). Только лишь те, кто обладает определенным уровнем внутренней работы и искусством легкости (цингун), могут его тренировать. Поэтому некоторые люди считают, что «из-за того, что кулачные дорожки Липай Тяньпаньцюань способны привести в трепет и изумление, всегда строго придерживались тайной передачи». Это не только разумно, но и соответствует реальному положению дел. Абсолютно точно, что только обладающие превосходным фундаментом внутренней работы и искусства легкости способны его изучить. После того как Ли Жуйдун создал «Цисин жуи цюань», в первую очередь он передал весь набор методов внутренней наработки своему сыну Ли Чжунъину (на тот момент Ли Чжунъину было всего 14-15 лет).Согласно сведениям старшего поколения Липай касаемо передачи Ли Жуйдуна кулачных методов «трех дисков», то совершенно точно было историческое название «Методы совершенствования-плавки трех больших Дао». Это классический образец передачи, когда вначале методам обучались три человека (называемые тремя большими Дао) и согласно этому закону и традиции велось обучение, не было коллективной формы преподавания. Однако после второго поколения Учителей Липай не обязательно придерживались этой формы передачи. После того как Ли Чжунъин вернулся на родину из поездки во Францию, принял участие в «Большой забастовке рабочих седьмого февраля» и навлек на себя неприятности из-за участия в мятеже в Синьяне провинции Хэнань и плюс к этому – непредвиденная и преждевременная кончина  Ли Жуйдуна – на преемников передачи Липай обрушилось большое несчастье - судьба «Цисин жуи цюань», который был создан самым последним, «висела на волоске». Однако в несчастье, как известно, кроется большая удача – это принятый Ли Жуйдуном во врата школы ученик Чэнь Цзисянь, который целыми днями был возле Учителя и до конца помогал ему. Он слышал его разъяснения и видел его тренировки. Долго находясь в этой среде, он полностью запечатлел в сердце методы работы, таолу и тончайший смысл Тяньпаньцюань. Кроме того он много прозрел из его сердечной передачи, наставлений и подробных разъяснений, тем самым целиком «получил все три диска» (Саньпаньцюань).

Чэнь Цзисянь (1882 – 1962 гг.), имел имя Иньпэй и второе имя Цзисянь, был уроженцем уезда Уцин и проживал на малой южной улице (сейчас юго-западная улица, синаньцзе). Люди называли его «третий господин Чэнь». В молодом возрасте он поклонился Ли Жуйдуну как Учителю. Был смышленым и порядочным, обладал хорошей природой понимания (прозрения), всегда находился возле Учителя и целиком получил его истинную передачу. Чэнь Цзисянь так говорил последователям: «Каждый вечер во время тренировки Тяньпаньгун в час Цзы, прежде Учитель просил его и Ли Чжунъина распределить песчаную площадку для занятий и встать в стороне, наблюдая за его практикой. После завершения тренировки он просил их посветить лампой и проверить,  каковы отпечатки стоп на песке. Липай Тяньпаньцюань  (36 Тяньган) очень мягкие и легкие. Только те, кто прежде натренировал выдающиеся способности внутренней работы и искусства легкости, могут добиться в нем успеха. В то время, хотя Ли Чжунъин был еще очень молод, но в итоге путем упорной тренировки достиг успеха. Он обладал способностью «по одному случаю судить о других по аналогии». После того как он поступил в среднюю школу Нанькай, по-прежнему, упорно совершенствовался и не бросал тренировок, став главным преемником передачи Тяньпаньцюань».
Чэнь Цзисянь также рассказывал последователям, что во время тренировки Тяньпаньцюань тело Учителя было подобно порхающему шару и, казалось, что плыло по воздуху – таковы были его пустотный сун (кунсун) и легкая живость (цинлин). Все тело было, словно вода – его изменения невозможно было предугадать. Покой Учителя был подобен движению, а движение подобно покою. Ноги ступали в виде шага семи звезд (цисинбу) – «ходили по облакам и наступали на туман». Его дух хранился внутри, но, тем не менее, выходил за внешнюю форму – когда Учитель в наработке достиг высокого рубежа, все его пальцы рук светились пятью цветами, глаза были подобны звездам, дух-шэнь мчался, а намерение-и высвобождалось, и он уже достиг отклика с небесным сокровенным (тяньсюань). Еще он говорил потомкам о том, о чем знали все - о круге густых волос в центре груди Патриарха Ли Жуйдуна, который по рисунку напоминал схему Тайцзи. Но людей, знающих, что точно такой же круг волос проявился напротив - на спине, было не много, так как эти волосы появились у Ли Жуйдуна в поздние годы в процессе тренировки Тяньпаньцюань. Эти два рисунка на теле Ли Жуйдуна стали называть «Схемой Тайцзи Иньян».
Чэнь Цзисянь занимал пост председателя общества торговой палаты уезда Уцин и очень много делал хорошего для населения уезда. Его внутренняя работа (нэйгун) была очень глубока, а искусство легкости (цингун) было выдающимся, на основании чего его называли «бегающим по плетеной корзине». Когда он носками ступал по краю плетеной корзины, он мог быстро бегать, словно крутящийся диск Лопань, а корзина нисколько не двигалась. Также Чэнь
Тренировка хождения по краю плетеной корзины
Цзисянь был силен в наработке с длинным кнутом, за что его прозывали «король кнута». Некоторые говорили, что когда он «размахивал кнутом, то ни дождь, ни ветер не могли проникнуть». Чэнь Цзисянь некогда говорил своему ученику Чжан Ваньшэну: «Сейчас я вспоминаю, что наш Патриарх настаивал на том, чтобы каждый вечер во время его тренировки Тяньпаньцюань мы с Ли Чжунъином стояли рядом и смотрели. В действительности, таким способом он передавал нам Тяньпаньцюань!». 
В Липай говорят: «Тяньпань имеет передачу и первый в ней – Цзисянь». После ухода Ли Жуйдуна из жизни и убийства Ли Чжунъина, Чэнь Цзисянь говорил: «Небо послало мне большую ответственность». Для совершенствования-плавки Тяньпаньцюань он приложил огромные усилия и потратил много душевных сил. В последние годы народной республики он целиком упорядочил секретные записи Тяньпаньцюань и тонкости кулачного принципа, передав затем своему ученику Чжан Ваньшэну. 

Чжан Ваньшэн (1930 – 1990 гг.), уроженец города Ланфан, в возрасте десяти с небольшим лет поклонился Чэнь Цзисяню как Учителю, а после по рекомендации Учителя Чэня поклонился в ноги третьему сыну Ли Жуйдуна – Ли Цзиину, собрав таким образом три передачи в одно целое и став «собирателем великих достижений» среди  третьего поколения передачи Липай. В 1985 году его выдвинули вице-председателем общества ушу города Ланфан. Его усилиями также был учрежден «специальный комитет Липай Тайцзицюань общества ушу города Ланфан», в котором Чжан Ваньшэн был выбран председателем. Этот комитет стал самым первым специальным обществом по распространению и развитию «Тайцзицюань стиля Ли».
Сын Чжан Ваньшэна господин Чжан Шаотан унаследовал традицию старшего поколения, продолжив всестороннее изучение родословных записей передачи Тяньпаньцюань и двух других кулаков. Пройдя многолетнее исследование и упорядочивание, в итоге конкретные методы тренировки Тяньпаньцюань (цисин жуи цюань), таолу и кулачные положения приняли законченный вид. Вместе с тем в 2005 году была написана книга «Липай Тайцзи цисин жуи цюань». Тем самым главные кулачные методы «трех дисков» Липай Тайцзицюань – Небо, Земля и Человек, показались в миру. Выстояв в мире ушу и выдержав трехлетнюю проверку, исследование и одобрение комитета по нематериальному культурному наследию города Тяньцзиня, «Лиши Тайцзицюань» в конечном итоге вошло в «Список культурного нематериального наследия города Тяньцзиня». В 2014 году, пройдя проверку и оценку государственного комитета, «Лиши Тайцзицюань» также вошел в «Список государственного культурного нематериального наследия».
«Липай Тайцзи цисин жуи цюань», называемый «Кулаком небесного диска», также включает вспомогательные кулачные методы мягкой рамки (жоуцзя) -  это преемствованные Ли Жуйдуном старые кулаки – «Лаосань туй» и «Шисань ши»[7]. Эти кулачные методы всецело содержат классический вид передачи святых мудрецов и свет культуры, которые воплощаются в кулачных положениях. 
Брошюра по "Лаосаньтуй. 2012 год.
«Лаосань туй» основан на фундаментальном принципе «Лао-цзы»: «Дао рождает одно, одно рождает два, два рождает три, а три рождает десять тысяч вещей». «Лао» - это Лао-цзы; одно -  это начальное состояние Вселенной (Дао начинается с одного); два – это Небо с Землей и Инь с Ян; три означает «три таланта» (саньцай) Небо, Землю и Человека, которые являются «истоком рождения и роста» десяти тысяч вещей. Это три рождает все сущее. Одним словом, три таланта – это качества Неба, Земли и Человека, связанные в единое целое с Усин. Также они охватывают коренной исток материального мира; «туй» имеет смысл подталкивание к развитию изменений Неба, Земли и всех возможных образов проявлений. Канон «ЧжоуИ. Толкование гексаграмм» говорит: «Имеется небесное, земное и человеческое Дао». «Канон трех иероглифов» (Саньцзы цзин)[8] гласит: «Три таланта – это Небо, Земля и Человек; три сияния – это солнце, луна и звезды». Тяньпаньцюань перекликается с небесными письменами (тяньвэнь), но также развивает земной принцип и использует соединение с человеком («Соединение Неба и человека» и «Соединение человека и Неба»). «Лаосаньтуй» относится к одному из вспомогательных кулаков Липай Тяньпаньцюань. И хотя он специально отведен для тщательного совершенствования начинающих, в нем «на первое место ставится дух и намерение, чтобы соответствовать небесному сокровенному». Это Великий Дао-путь «Соединения в одно Неба и человека». Ли Жуйдун требовал от практикующих воинское искусство, желающих изучать этот кулак, прежде всего понять его кулачный принцип, обязательно соединять природу кулака со смыслом кулачного учения. Только при понимании «Лао-цзы» можно достичь рубежа «парного совершенствования Син и Мин» и только так можно получить чудесный эффект, когда «кулак идет за намерением, а сила выходит из природного естества».
Предел силы в Тяньпаньцюань очень мягкий (очень легкая сила), в Липай считают, что мягкость в своем предельном качестве соответствует высшей небытийности (чжисюй),  высшей пустоте (чжи кун), высшему отсутствию (чжи у), высшему пределу (чжицзи). Её полюс -  полнота, использование. Ли Жуйдун говорил: «Пустота есть сущность (ти), полнота – использование (юн)». «Небытийная пустота» и есть – «настоящая полнота».  Дойдя до своего предела, «пустота» становится чистейшей «полнотой». Знаменитый мастер Липай господин Син Цилинь рассказал, что в наработке «мягкости» Патриарх Ли Жуйдун достиг высшей точки совершенства. Он, будучи крупным по комплекции, мог спрятаться под обычным креслом, словно не имел костей; телом мог прилипнуть к стене, словно нарисованный на картине. А «жесткость» Патриарха выходила из «мягкости» - он мог сделать так, что птичка не могла взлететь с его ладони; лежа на спине, мог положить рисовое зернышко себе на живот и, сделав выпуск, зернышко подлетало под кровлю;  когда муха садилась на его руку, он мог стряхнуть так, что она падала замертво. В Липай Тайцзи выделяют, что «жесткость» исходит от «мягкости», «мягким подавлять жесткое», «теплая мягкость и гармоничное слаженность», «легкая мягкость и непринужденная неторопливость». Впоследствии это стало заметной особенностью Лиши Тайцзицюань. Ли Жуйдун разъяснял последователям: «теплота, мягкость, непринужденность и неторопливость -каждый иероглиф – это секретное слово, но в итоге все достигается внутренней работой». 

Перевод с китайского языка и комментарии: Константинов В.А.
 По материалам Школы Липай Тайцзи




[1] Две концепции связи человека и Неба: «Соединение в одно Неба и человека» - это взаимные соответствия и подобие Неба и человека, единство принципа макрокосма и микрокосма. Например, Небо имеет четыре четыре сезона года, человек имеет четыре конечности; Небо имеет 12 земных ветвей, человек имеет 12 обычных каналов; Небо имеет 8 ци, человек имеет 8 меридианов чудесных сосудов и тд. «Соединение в одно человека и Неба» - это закон следования, исходя из знания первого. Благодаря чему, в итоге человек может достичь объединения и согласия с Небесными процессами.
[2]Цзывэй: звезда Цзывэй или северная полярная звезда (бэйцзи син). В древней китайской астрологии и учении о Судьбе (Минли) считается главой всех звезд и управителем Судьбы.
[3] Бай Хайцюн или Бай Юйчань: пятый патриарх южной школы Чжан Бодуаня по даосскому прозвищу «Учитель яшмовая жаба» (Юйчань-цзы). Жил во времена династии южная Сун, родился в 1194 году.
[4] «Даофа хуэйюань» (道法会元): сборник книг, посвященный методам «школ письменных талисманов» (фулу пай), в который вошли тексты школ Цинвэйпай и Шэньсяопай, начиная от династии Сун и до начала династии Мин.
[5] Понятие «Жуи» (如意) очень трудно адекватно перевести на русский язык. Оно состоит из двух иероглифов: первый иероглиф «жу» () в рамках традиционной культуры имеет значение абсолютно любой вариации изменений вещи, которая пребывает в своем совершенном состоянии. Это то, что в Буддизме называют «истинной таковостью»; второй иероглиф «и» () означает «намерение», «ум». Это намерение является проекцией или представителем прежденебесного духа (юаньшэнь), не наше обычное состояние ума или наше обыденное намерение. Поэтому понятие «жуи» следует понимать, как «свободное следование бесконечным изменениям истинного ума-намерения».
[6] Жемчужная нить трех пятерок: в схеме Усин число дерева 3, число огня 2 – это первая пятерка; число металла 4, а число воды 1 – это вторая пятерка; центр является почвой, её число 5 – это третья пятерка. Всем вместе это называют «жемчужная нить трех пятерок».
[7] «Шисаньши» или таолу«13 положений»: старое таолу «13 положений» является передачей представителя третьего поколений Липай Тайцзи Ду Цзяньсаня из провинции Шаньдун по прозвищу «Ду Цзяньсань чудесные руки» и «Ду Цзяньсань чудесное копье». Это таолу последовательных действий является мягкой работой и вспомогательным методом Тяньпаньцюань. Не путать его с материнским методом Тайцзицюань «13 главных положений Тайцзи» (Тайцзи шисань цзунши)!
[8] «Канон трех иероглифов» (в три иероглифа): один из классических канонов китайской культуры, написанный во времена династии южная Сун Ван Инлинем (王应).



На видео мастер Ду Цзыюй демонстрирует вспомогательное таолу Тяньпаньцюань "13 положений"