четверг, 1 ноября 2018 г.

Синьилюхэ семьи Юэ – утраченный стиль Юэ Фэя? Часть 1



Автор текста: Чжан Чжэньфа
Перевод c китайского языка и комментарии: Константинов В.А.


В тринадцатый год под девизом Тунчжи династии Цин (1874 г) Ван Ланьтин начинает свое «Предисловие» со слов: «В полнолуние третьего месяца знаков И-Мао девиза Тунчжи я бесконечно наслаждался тренировкой двенадцати связанных кулаков Чжоу Юэту, и как раз в это время меня пришел навестить товарищ Фу Чжунцюань[1]…» (двенадцать связанных кулаков – это двенадцать связанных кулаков семьи Юэ, также называемые кулак семьи Юэ или кулак двенадцати форм, созданных Юэ Фэем, которые тайно передавались в провинции Шэньси, а после обнаружились в миру). Смысл написанного в том, что в шестой год под девизом правления Тунчжи династии Цин (1867 г.), Ван Ланьтин еще занимался двенадцатью связанными кулаками Чжоу Юэту, как помешанный. Как раз, в это время, к нему пришел хороший друг Фу Чжоу. Отсюда понятно, что в это время Ван Ланьтин еще не соприкоснулся с Тайцзи, но после слов Фу Чжоу о том, что «Тайцзицюань одерживает сотню побед в сотне схваток ина самом деле стоит выше всех искусств», Ван Ланьтин «достиг городских ворот и поклонился господину Ян Лучаню». 


Генерал Юэ Фэй
Юэ Фэй (1103-1142 гг) носил второе имя Пэнцзюй и из-за того, что дал отпор царству Цзинь и накопил заслуги, император Сунской династии жаловал ему посмертный титул «Э - Ван» и присвоил посмертное имя «У-му» (особое посмертное имя, которое присваивалось выдающемуся человеку исключительных способностей и заслуг). Юэ Фэй стал почитаться потомками, как народный герой. Он имел пять сыновей и две дочери: старший сын Юэ Юнь, второй сын Юэ Лэй, третий сын Юэ Линь, четвертый сын Юэ Чжэнь, пятый сын Юэ Тин, старшая дочь Юэ Аньнян и вторая дочь Юэ Инпин. Согласно «Записям уезда Хуанмэй»[2] и «Родовым книгам семьи Юэ»[3] (Юэцзя цзунпу), Юэ Фэй перед кончиной передал составленные им кулачные родословные (цюаньпу) сыновьям Юэ Чжэню и Юэ Тину.
После его смерти Цинь Хуэй хотел уничтожить всю его семью, и его сыновьям Юэ Чжэню и Юэ Тину пришлось сбежать в провинцию Хубэй в уезд Хуанмэй ниже заставы Улан (Улан гуань), где они и продолжили свой род. После того как им удалось избежать смерти от рук Цинь Хуэя, они упорядочили «Наследственные книги У-му»[4], которые хранили в тайне под семью печатями, передавая своим ученикам. В 1987 году потомок Юэ Фэя в 27-м поколении Юэ Цзинь передал древнюю рукопись «Наследственные книги» государству. Центральное телевидение CCTV сделало об этом подробный репортаж. Более того, удовлетворенные этим событием администрации уезда Хуанмэй провинции Хубэй и уезда Уцин города Тяньцзиня направили ходатайство, чтобы «Кулак семьи Юэ» и «Лиши Тайцзицюань» в 2014 году вместе были внесены в «Список нематериального культурного наследия». Также администрация уезда Хуанмэй причислили могилы Юэ Чжэня и Юэ Тина к местонахождению древних культурных останков.  

За всю свою жизнь Юэ Фэй оставил два сочинения – это сборник стихотворных текстов
Записи уезда Хуанмэй
«Наследственные тексты Юэ У-му»[5] и сборник кулачных родословных записей семьи Юэ «Наследственные книги Юэ У-му», также называемые «Кулачные родословные семьи Юэ»[6]. Главным кулачным методом семьи Юэ был «Юэши синьилюхэцюань» (также носил название «Кулак двенадцати форм» Юэши синьилюхэ). В годы народной республики академией Гошу Тяньцзиня была выпущена книга «Разъяснение смысла кулачного искусства Синъи»[7], в которой говорилось о том, что созданный Юэ У-му синьицюань является материнским телом синъицюань, который появился позже. В книге «Рыцари синъицюань»[8], изданной в 2009 году также разъясняется: «В 1856 году уроженец уезда Шэньчжоу провинции Хэбэй Ли Лаонэн[9], извлек сущность тысячелетней  народной культуры и, развив синьицюань, создал синъицюань. Спустя несколько поколений непрерывного практического опыта синъицюань постепенно сложился в целостную систему принципов и методов».
«Большой словарь китайского ушу»[10] говорит: «Синъицюань отделился от Синьилюхэцюань в свою отдельную систему». В изданной в 1929 году книге «Разъяснения смысла синъицюань. Главные секретные наставления по синъицюань верного воинского Вана Юэ» есть такие слова: «Синъицюань является творением верного воинского Вана Юэ, в котором соединяются пять устоев и двенадцать сводов и в единое целое сведены сущность и функция…если достигнешь в тренировке того, что кулак не будет иметь кулака, а намерение – намерения, только тогда истинное намерение сможет дойти до своего предела». Также в книге говорится о том, что этот кулак «исходит от великого учителя Да Мо, у которого он назывался внутренним каноном (нэйцзин). Когда же пришла пора династии Сун, Юэ Фэй тщательно исследовал смысл внутреннего канона».

Надгробие сыновей Юэ Фэя - Юэ Чжэня и Юэ Тина

«Разъяснение смысла кулачного искусства синъи» гласит: «Двенадцать форм – изначальный принцип животных форм, пребывающих между Небом и Землей, поэтому называется синъицюань». Двенадцать форм – это формы медведя, льва, обезьяны, лошади, тигра, кошки, петуха, ласточки, орла, журавля, перепела и дракона[11]. Липай называет их «единой цепочкой пяти птиц и шести зверей», в которой берутся образы и смысл этих форм, что относит этот кулак к редкостным видам. В Липай есть выражение, что кулачные методы «содержат южную, северную школу и кулачную школу провинции Шаньси». «Кулачная школа провинции Шаньси» означает «синьи (люхэ) цюань, который родился в провинции Шаньси. Кроме того, с древнейших времен Шаньси была богата на храбрецов. В «Исторических записях. Жизнеописание наемников»[12] занесено: «Цзин Кэ (тот, кто покушался на жизнь императора Цинь) во время странствий проходил район Юйцы и беседовал об искусстве меча-цзянь с Гэ Нэ». Хао Чжао из царства Вэй, Хао Чжун династии Тан и братья Ся Шоуен и Ся Шоубинь династии Сун – все были высокими мастерами воинского мира и вышли родом из Шаньси.

«В годы Сяньфэн династии Цин активность ушу провинции Шаньси еще более возросла, особенно среди синьицюань». Очевидно, что «Кулак 12-ти форм Юэши синьи» относится к старым кулачным видам.
С древности законы во вратах семьи Юэ были очень строгими, нарушивший их должен был «пустить кровь в золотую чашу перед пьедесталом патриарха». Потомок семьи Юэ в 24-м поколении Юэ Циншань (люди называли его второй господин Юэ) был страстно увлечен кулачным методом своего рода и достиг его истинной сущности. Его гунфу было очень глубоким, однако он не передавал искусство внешним людям, поэтому мало кто знал о нем. Представители передачи Липай почтительно называют супругу Юэ Циншаня «второй госпожой Юэ» (она была из рода Сюэ). Семейство Юэ Циншаня относилось к линии семьи Юэ из уезда Хуанмэй,  к потомкам Юэ Тина или Юэ Чжэня.

Цюаньпу семьи Юэ (Цюаньпу У-му)
Предки Юэ Циншаня в годы Хунъу (1368-1398 г.г.) династии Мин после событий «избегание опасности»[13] императора Чжу Ди переместились из уезда Хуанмэй провинции Хубэй в округ Шэньчжоу провинции Хэбэй. В годы Гуансюй (1875—1908гг.) династии Цин в поисках средств к существованию Юэ Циншань пошел работать телохранителем и прославился на четыре стороны света, его называли «громогласный телохранитель». После чего он переехал жить в столицу на большую улицу Гулоу (гулоу дацзе), хотя иные говорят, что проживал в районе западного города (сичэн), что, впрочем, соответствует истине, так как после он переместился в район Лоугусян. Ван Ланьтин сильно восхищался Юэ Циншанем и гунфу семьи Юэ и привел Ли Жуйдуна, чтобы тот навестил его. 
Ван и Ли своим преклонением перед геройством семьи Юэ и упорным желанием изучать семейное гунфу растрогали Юэ Циншаня и госпожу Юэ. Юэ Циншань ранее уже слышал о воинской славе Ван Ланьтина, но вот с Ли Жуйдуном, имеющим в мире «рек и озер» прозвище «Молодой Мэн Чан», познакомился только сейчас. Когда Ван Лантин привел Ли Жуйдуна поклониться Юэ Циншаню, это, должно быть, было между десятым и двенадцатым  годами Гуансюй династии Цин (1884-1886 гг.).
Согласно сведениям старшего поколения Липай Юэ Циншань был человеком непринужденным и непосредственным, любил пошутить. Он рассказал Ли Жуйдуну историю о Мэн Чан-цзюне. Говорят, что у Мэн Чан-цзюня было около тысячи приживальщиков, среди которых один был особенно бедным. Он отыскал Мэн Чан-цзюня и пожаловался на свое положение. Мэн Чан-цзюнь позволил ему жить на своем постоялом дворе. Прошло немного времени, как тот вновь запел ему о своих нуждах: «О, мой длинный меч! Вернёмся-ка мы домой, еда совсем без рыбы!». Мэн Чан-цзюнь разместил его на «дворе для почетных гостей». Спустя какое-то время, тот опять запел: «О, мой длинный меч! Вернемся-ка мы домой, выезжаю без паланкина!» После того как Мэн Чан-цзюнь услышал это, разместил его на «дворе для заместителей» и снабдил повозкой для выходов. Вскоре тот вновь запел свою песню: «О, мой длинный меч! Вернемся-ка мы домой, нас не считают семьей!»Посторонние начали испытывать к нему отвращение и осуждали его, что он не знает меры. Однако Мэн Чан-цзюнь даровал его семье содержание. После этого тот уже не пел свои песни. Это причина истории «подшучивания Юэ Циншаня над Би-цзы Ли», которую рассказывали посторонние люди.

Ли Жуйдун был крупного телосложения, от природы был простым и наивным, глубоко образованным и воспитанным. Он был вежливым и спокойным и еще - помешанным на парном совершенствовании военного и гражданского, благородно совершенствуя, исследуя и упорно стремясь к духу наследственной передачи линии Дао. В условиях социального фона того времени поздней династии Цин он произвел на Юэ Циншаня неодинаковые впечатление и ощущение по сравнению со многими другими практикующими воинское искусство. Ван Ланьтин с Ли Жуйдуном еще более были покорены той внушительной энергией и «обликом бессмертного», которые исходили от Юэ  Циншаня и его жены.

Пекинцы рассказывают, что под алтарем предков в доме Юэ Циншаня  хранилась каллиграфия «вернем наши реки и горы», написанная собственноручно Юэ  Фэем,  а также стихи Юэ Фэя «Река наполнилась красным»[14]. Стихи Юэ Фэя ниже:

«Кровь от ярости в сердце клокочет,
Фрагмент "Наследственных книг" Юэ У-му

С башни к Небу с мольбою взываю.

Но меня Небо слушать не хочет,

Только ветер в ответ завывает.

Даль на тысячи ли потемнела,

Лунный свет не пробьется сквозь тучи...

В тридцать лет не карьеры, а дела,

Жаждет подвига дух мой могучий.

Я не стану вздыхать понапрасну,

Седины ждать в безделье не стану.

Как смотреть на позор безучастно?

Запятнал он правленье Цин-кана!

Дав присягу на верность заранее,

Буду я и страдать, и томиться,

Если с боем в проход Хэланьшаня

Не ворвусь на своей колеснице.

Долг священный в сраженье исполню,

Сердце варвара вырву живое

И бокал за беседой наполню

Кровью гунна, сраженного мною!

Вновь порядок все отчие земли

Обретут под моею рукою.

И тогда, императору внемля,

Я предстану в дворцовых покоях».

Автор статьи господин Чжан Чжэньфа (справа)
 с потомком семьи Юэ в 35-м поколении
 господином Юэ Чанхуном (в центре)
После смерти Юэ Фэя четвертый сын Юэ Чжэнь и пятый сын Юэ Тин сбежали ниже Уланшань уезда Хуанмэй провинции Хубэй и продолжили там свой род, вместе с тем упорядочив «Наследственные книги Юэ У-му», также называемые «Кулачные родословные записи семьи Юэ». Удивительным является то, что Первоучитель Липай Юэ Циншань принадлежал к потомкам семьи Юэ уезда Хуанмэй по линии Юэ Чжэня или Юэ Тина, а ученик (дицзы) представителя третьего поколения передачи Липай из Уцина господина Чжэн Бинчжана  - Юэ Чанхун, является потомком семьи Юэ из уезда Хуанмэй по линии Юэ Тина в 35-м поколении. Сейчас он проживает в Уцине в местечке Ванцинто. Согласно «Родовым записям» (цзунпу)[15] семьи Юэ местечка Ванцинто предки Юэ Чанхуна во времена цинской династии в годы Канси (1662 — 1722 гг.), чтобы избежать наводнения, переместились из уезда Цзинхай города Тяньцзиня в Уцин. Дед Юэ Чанхуна – Юэ Жулян еще обучал кулаку семьи Юэ (Юэцзяцюань) и копью семьи Юэ (Юэцзяцян). Ко времени поколения Юэ Чанхуна на основе унаследованного гунфу семьи Юэ, постепенно начали изучать кулачные методы Липай. Юэ Чанхун до сегодняшнего времени сохранил рукописи «Тайцзи цюаньпу»[16] третьего сына Ли Жуйдуна– Ли Цзиина, а также множество драгоценных фотографий Ли Цзиина и Чжэн Бинчжана. Во время визита автора к Господину Юэ Чанхуну, он подробно рассказал об участии в памятных собраниях потомков Юэ Фэя, проводимых в стране и ситуацию с рукописью Ли Цзиина «Тайцзи цюаньпу», которая передавалась из поколения в поколение…

Продолжение следует…




[1] Фу Чжунцюань (富仲权) или Фу Чжоу (富周): по одной из версий был учеником Ян Лучаня
[2] 《黄梅县志》
[3] 《岳氏宗谱》
[4] 《武穆遗书》
[5] 《岳武穆遗文》
[6] 《岳家拳谱》
[7]  《形意拳术讲义》: Книга была выпущена в 1929 году в Тяньцзине, автор Сюэ Дянь ()
[8] 《形意拳侠》: Автор книги – Ли Жуйлинь (李瑞)
[9] Ли Лаонэн (李老能), второе имя Ли Лонэн (李洛能), уроженец уезда Шэнь провинции Хэбэй, родился в 1808 году и умер в 1890 году. Считается Патриархом стиля Синъицюань (形意拳). Автор «Кулачных записей Синъицюань» (形意拳)
[10] Большой словарь китайского ушу (中国武术大辞典) издан в 1990 году.
[11]  Не путать «Кулак 12-ти форм Юэши Синьилюхэ» и «12 форм» хэбэйского Синъицюань. Двенадцать форм хэбэйского Синъицюань – это формы: дракона, тигра, обезьяны, лошади, петуха, аллигатора, орла, медведя, змеи, ястреба, ласточки и форма птицы «тай», иероглиф для которой придумали предшественники. Сегодня есть несколько мнений на счет значения этого иероглифа. «Кулак 12-ти форм Юэши синьилюхэцюань», передаваемый в Липай – это формы: медведя, льва, обезьяны, лошади, тигра, кошки, петуха, ласточки, орла, журавля, перепела и дракона.
[12] 《史记〃刺客列传》
[13] Император минской династии Чжу Ди (朱棣), чтобы избежать опасности, поднял армию против императора Хуэя (惠帝) и провозгласил себя новым императором. Это событие вошло в историю под названием «поднять бунт, чтобы избежать опасности» (靖难之变)
[14] «Реки наполнились красным» (满江红) - известные стихи Юэ Фэя. В тексте приводится перевод стихов В. Панасюка
[15] 《宗谱》
[16] 《太极拳谱》