среда, 14 ноября 2018 г.

Синьилюхэ семьи Юэ – утраченный стиль Юэ Фэя? Часть 2



Автор текста: Чжан Чжэньфа
Перевод  китайского языка и комментарии: Константинов В.А.


О визите Ван Ланьтина и Ли Жуйдуна к Юэ Циншаню до сих пор ходит не мало преданий. Однажды они явились к воротам его дома, чтобы представиться, но заметили, что Юэ Циншань ожидает их в храме предков, благоговейно и почтительно совершая земной поклон перед алтарем. Их внезапно осенило и они тут же опустились на колени перед табличками предков семьи Юэ, совершив должный ритуал. Это действие послужило поводом для Юэ Циншаня и его супруги считать, что Ван и Ли подходят по определенным душевным качествам и в тоже время показало их молитвенное почтение к предкам семьи Юэ, которое таилось в сердцах этих двух людей. 
 В один из дней Ван и Ли упрашивали матушку-наставницу передать им методы наработки легкости (цингун). Вторая госпожа Юэ отбросила трость, которую держала в руках, со словами: «Давайте, идите во двор, чтобы я сначала посмотрела, каково ваше гунфу». Как раз был летний день и створки окон в зале семьи Юэ (Юэцзя тан) были наполовину открыты. Ван и Ли примерно за три или пять шагов достигли внутреннего дворика пекинского «Сыхэюань»[1] и оглянулись через открытое окно, чтобы посмотреть на госпожу, но уже не увидели ее силуэта. Подняв глаза вверх, они заметили, что вторая госпожа Юэ уже чинно восседала на кровле крыши западного флигеля внутреннего дворика. Ван и Ли пали ниц, умоляя матушку научить их исключительному искусству наработки легкости семьи Юэ.
Представители передачи Липай до сегодняшнего дня называют Юэ Циншаня «старым господином-наставником  Юэ» (Юэ лао фу-цзы). Это проистекает от того, что некогда Ли Жуйдун привел своих учеников Ли Цзиньсюя, Сянь Жуньтяня и Ли Цзыляня показать им Юэ Циншаня и госпожу Юэ. Тогда Юэ Циншань заметил, что ученики Ли Жуйдуна обладают незаурядным мастерством и кроме того скромно всему учатся, поэтому разъяснил им много глубоких вещей из тайной книги  «Мирское искусство по охранению пещеры»[2]. Это умение также называется «Старое искусство по охранению пещеры»[3] и проистекает из «Мирского искусства семи ступеней»[4] даосской семьи. В нем слиты в одно метод Дао (дао фа), методы сердца Синьилюхэ и способы продвижения-входа (цзинь фа), включая «12 действий усилия» (шиэрбацзинь)[5], которые относились к секретным анналам рода Юэ. Из разъяснений «Мирского искусства по охранению пещеры» Юэ Циншаня Ли Жуйдун со своими учениками извлекли много пользы. После этого, когда Ли Цзиньсюй с братьями по школе практиковал воинское искусство, то постоянно упоминал о Юэ Циншане и его разъяснении «Мирского искусства по охранению пещеры», называя его «старым господином-наставником  Юэ». Ученик Ли Жуйдуна господин Ван Жунь тоже называл своего учителя Ли Жуйдуна «господином–наставником» (фу-цзы). В «Предисловии» восьмого свитка «Тайных записей духовной работы Тайцзи истинной передачи внутренней семьи наследственной школы гор Удан» он написал: «Год Дин-Ю правления Гуансюй (1897 г), 16-й день 12-го месяца по лунному календарю. Предисловие написано в книжной хижине Цайгэнь и адресовано Вам -  господину-наставнику для дальнейших указаний и исправлений». Господин-наставник (фу-цзы) – это его учитель Ли Жуйдун.
Юэ Циншань любил есть жареные полоски из теста «ю тяо», которые продавали на
Цюаньпу Липай Юэши синьицюань
перекрестках Пекина, однако никогда не называл их так, а именовал «жареный Хуэй» (чжахуэр)
[6]. Он обычно говорил Ван Ланьтину и Ли Жуйдуну: «Прошу вас купить мне чжахуэр». «Хуэй» - часть имени Цинь Хуэя. Цинь Хуэй был тем палачом Юэ Фэя, который предал его. Скрытый смысл этого названия был в том, что пусть на раскаленной сковороде зажарится чиновник Цинь Хуэй и ненависть к нему распространится в сердцах потомков рода Юэ по всем округам. Ли Жуйдун однажды рассказал, что в Тяньцзине на развилке возле причала одна пожилая пара торгует «чжахуэр». Услышав это, Юэ Циншань, недолго думая, пошел посмотреть на них, и, оказалось, что они тоже были из уезда Хуанмэй провинции Хубэй. Юэ Циншань словно встретился с родней. С тех пор две семьи поддерживали тесные отношения. Когда Ван Ланьтин с Ли Жуйдуном поклонились Юэ Циншаню, ему уже перевалило за 70 лет. Юэ Циншань передал им главные методы работы, среди которых были «12 форм синьи» (синьи шиэрсин), «ладонь восьми триграмм и семи звезд» (цисин багуачжан - не багуа Дун Хайчуаня)[7] и «кулак восьми действий чудесных захватов» (ба ба шэньна цюань)[8]. Есть секретные речитативы, которые гласят: «Кулак двенадцати форм является наследственной передачей, Цисин багуа -  коренной предок». На самом деле, среди того, что Юэ Циншань им передал, было много вспомогательных кулаков, методы меча цзянь семьи Юэ и искусство легкости - все исключительно его школы.

Кулачные методы семьи Юэ говорят о «трех сочленениях», «четырех окончаниях», «пяти переходах» (усин), «восьми требованиях методов тела», методе шага (гобу, дяньбу, куайбу, цзяньбу), методах рук и ног, верхних методах (шан фа, включая методы входа -  цзиньфа), методах запирания (гу фа), методах регулирования-вскармливания трех природных свойств (тяоян саньсин фа), методах внутреннего усилия (нэйцзинь фа). Все вместе это называется десятью методами. Также необходимо стремиться «соединить шесть соответствий, выстроить по порядку Усин, собрать воедино четыре окончания, четко различать три сочленения, соотносить три лука, наполнять три центра, связывать три намерения, соотносить три кончика». Господин У-му (Юэ Фэй) говорил: «Ноги петуха, тело дракона, плечи медведя, когти орла, голова тигриного обхвата, гневный окрик подобный громовому звуку – это считается методами тела».
Особенностью «Кулака двенадцати форм синьи» семьи Юэ является то, что каждая форма содержит 6 дорожек, в общем, составляя 72 дороги. Это формы: «медведь сидит», «лев прыгает», «обезьяна цапает», «лошадь мчится», «тигр срезает», «кошка набрасывается», «петух топчет ногой», «ласточка искусна», «орел хватает», «журавль идет», «перепел ударяет», «дракон изменяется». В Липай это обычно принято называть «единая цепь пяти птиц и шести зверей». Но если сравнивать их с «12 формами» Синъицюань, то можно обнаружить большое отличие, манера также не одинакова. «Юэши шиэрсин цюань» уделяет внимание «высвобождению усилия и ци (фанци, фанцзинь), а также соответствию усин и пяти органов». Кулачные родословные гласят: «Усин – это металл, дерево, огонь, вода и почва. Внутри различают пять органов, снаружи усин соответствует пяти органам чувств. Сердце относится к огню - сердце стремительное и рождается сила храбрости; селезенка относится к почве - селезенка приходит в действие и изо всех сил нападаешь; печень относится к дереву - печень приходит в действие и пламя огня пробивает; почки относятся к воде - почки приходят в действие и становишься быстрым словно ветер; легкие относятся к металлу - легкие приходят в действие и гром в глубине сотрясает». Также сказано: «Действие сердца подобно пламени огня, действие печени подобно летящему мечу, действие легких подобно сотрясанию грома в глубине, действие селезенки связано с истинной силой, действие почек рождает мудрое умение. Усин выстраивается в единую ци, проявляешь смелость – и достиг успеха».
Еще говорится: «Три сочленения и четыре окончания выправлены, скрежет зубов и гневный взгляд, пальцы словно гвозди». Юэцзяцюань уделяет чрезвычайное внимание мощи, в реальном поединке разъясняет: «Ударить человека при любом удобном случае, словно идешь по дороге, относиться к человеку низко, словно к бурьяну». Методы рук имеют секретные наставления трех застав: рубить (чжань), прерывать (дуань) и пресекать (цзе). Методы пресечения (цзе фа) считаются самыми высшими. Существуют «пресечение рук, шага, тела, речи, облика и сердца». Пресечение сердца (намерения) является высшим рубежом. Тот, кто способен пресекать сердце может считаться высоким мастером, только выдвигает руки - и уже знает замысел противника, поэтому может прежде подчинить его. В миру говорили: «Кулачные методы семьи Юэ уникальны: побеждают во всех схватках, держатся в тайне и не передаются вовне». Однако текст о Тайцзицюань Ли Жуйдуна «Обнаружение истоков» и песенные речитативы цюаньпу Липай вобрали в себя самую суть гунфу семьи Юэ.
Цюаньпу меча Цинфэн багуа (Цинфэн багуа цзянь)
Вторая госпожа Юэ однажды сказала Ван Ланьтину и Ли Жуйдуну: «Жизненный уклад в будущем изменится, к чему держаться старого?». Очевидно, что Юэ Циншань и вторая госпожа уже давно потеряли веру в правительство династии Цин. Это «держаться старого» означало множество законов и заповедей, которые были установлены потомками Юэ У-му. Госпожа Юэ говорила о том, что положение в конце поздней династии Цин очень не устойчивое и императорская власть, в конце концов, вернется народу. К чему тогда жестко придерживаться старых заповедей и запретов? Юэ Циншань с супругой придерживались той позиции, что надо снять ограничения в передаче гунфу семьи Юэ и раскрыть людям воинского сообщества. Юэ Циншань рассуждал таким образом: «После того как наш предок Юэ У-му создал кулак семьи Юэ, он не передавался внешним людям. Сначала он передал искусство Ню Гао, затем Ван Гую и Тан Хуаю; от последних двух людей методы широко распространялись среди военных генералов, тем самым удалось создать всепобеждающую армию рода Юэ. Если крепко охранять врата, то как можно будет усилить народ и укрепить армию, защитить государство и поднять силу нашей нации?». Эти идеи Юэ Циншаня невольно совпадали с мыслью Ли Жуйдуна об «укреплении государства с помощью военного искусства». В те времена, когда превыше всего ценилась императорская власть, мастеров воинских искусств, кто мог придерживаться подобных взглядов и образа мыслей, было очень немного. И они заслужили уважение, любовь и изучение будущих поколений. Юэ Циншань навсегда запечатлел в сердце старые законы, однако подходил по-новому. Сейчас неизвестно, был ли он первым человеком, кто сломал запреты врат рода Юэ или нет. После того, как он и госпожа Юэ передали Вану и Ли кулачный метод семьи Юэ, искусство легкости и метод меча и, увидев, что их мастерство близко к завершению, оставили им еще одну из драгоценностей – «меч чистого ветра рода Юэ» (Юэши цинфэн цзянь)[9]. Впоследствии Юэ с супругой покинули столицу и переехали жить в другое место. Возможно, даже скрыли свою фамилию и имя, встретив спокойную старость. Некоторые исследователи считают, что это был способ Юэ Циншаня передачи в мир искусства рода Юэ . Ван Ланьтин с Ли Жуйдуном ездили в Шэньчжоу, Хуанмэй, а также искали следы Юэ Циншаня и его супруги в районе столицы и Тяньцзиня, однако в итоге так и нашли их. Супруги, которые торговали у причала в Тяньцзине жареным тестом, также не знали, куда они отправились. Ван и Ли долго еще хранили в душе теплые воспоминания о Юэ Циншане. Ван Ланьтин говорил: «Это должно быть их уход на Дао-путь…». Вскоре Ван Ланьтин твердо решил «уйти в затворничество», передав Ли Жуйдуну во время расставания в горах Чанбайшань записи «Юэши цинфэнцзянь»…


[1] Сыхэюань (四合院) – классически тип традиционного пекинского дома с четырьмя пристройками и квадратным двором по центру.
[2] Мирское искусство по охранению пещеры:  《守洞尘技》
[3] 《守洞老技》
[4] Мирское искусство семи ступеней: 《七步尘技》. Согласно преданию, семь ступеней этого искусства были созданы «истинным человеком Тай И» и передавались в районе гор Тайшань. Во времена династии Сун даос Цао Юаньдэ достиг совершенства в этом искусстве и распространил его. Помимо методов совершенствования-плавки, это искусство включало множество «защитных» методов «фашу», таких, как: написание талисманов, чтение чжоу и тд.
[5] 十二把劲
[6] 炸桧儿
[7]七星八卦掌
[8]八把神拿拳
[9] 岳氏清风剑


Комментариев нет:

Отправить комментарий